Отмыть танк-контейнер и репутацию

09 / 10 / 2020

Отмыть танк-контейнер и репутацию

Довольно редко бывает, чтобы частное мнение, процитированное в Instagram-канале TCW без ссылки на источник, вылилось в бурную дискуссию, но именно так произошло с постом про состояние танк-контейнерных моек (промывочно-пропарочных станций — ППС) в г. Дзержинске Нижегородской области. В том посте город был охарактеризован как «родина гаражных низкокачественных моек, где лишь единицы увозят отходы после промывки, остальные льют все в канаву или на землю», и была выражена надежда, что ситуацию удастся преломить. Кто-то согласился, не забыв отметить, что Дзержинск не единственный в своем роде, кто-то расценил это как попытку очернить репутацию города и его ППС, а кто-то предостерег от слишком активных призывов улучшить качество сервиса, ибо это неизбежно выльется в рост цен, а значит, и рост расходов танк-контейнерных операторов на содержание парка. Нам стало интересно — действительно ли в Дзержинске с мойками все обстоит так плохо, кто в этом виноват и что, собственно, делать? 

Галина Музлова

Прежде всего, чтобы избежать одностороннего освещения темы, TCW опросил представителей не только моечного бизнеса (совладелец одной из моек согласился дать нам комментарий на условиях анонимности), но и деповского сервиса, танк-контейнерного оператора и экологической организации. И оказалось, что не все так уж однозначно.

Нарушители — три из четырех

«Из общего числа танк-контейнерных моек, действующих на территории Нижегородской области, с нарушением действующего природоохранного законодательства, а именно законодательства в области обращения с отходами производства и потребления, земельного законодательства, работают три из четырех. Остальные функционируют с минимальными нарушениями или без них», — такую оценку дает Дмитрий Левашов, независимый эколог, представитель межрегиональной НКО «Союз “За химическую безопасность”».



По его словам, к числу наиболее распространенных нарушений, допускаемых мойками, относятся слив жидких отходов непосредственно на территорию участка мойки или их перекачка за пределы этой территории с последующим сливом, сброс отходов производства и ТКО, вывоз твердых отходов без утилизации. Высококонцентрированные сточные воды, образующиеся в результате мойки, часто сбрасываются в водоканал — это происходит либо через заброшенную коллекторную сеть, либо при помощи нанятого частника. Такой человек не имеет лицензии на транспортировку отходов и сбрасывает их «под покровом темноты» примерно за 500–1000 руб. за м3 через люк коллекторной сети. В результате водоканал несет дополнительные расходы на очистку сточных вод, зато владелец мойки экономит средства.

Эколог отмечает, что нарушения допускаются даже крупными сервисными компаниями, и приводит такой пример: «Весной 2020 года мойка, обслуживающая грузовики крупнейшей международной компании DAF, которые используются в том числе для перевозок танк-контейнеров, буквально за забором недалеко от федеральной автодороги Москва — Казань устроила свалку шлама. Свидетелями этого оказались представители съемочной группы региональной телекомпании, были вызваны представители Росприроднадзора и Минэкологии, в результате отходы были вывезены и переданы утилизирующей организации». Впоследствии, правда, оказалось, что инцидент не был полностью исчерпан, так как не была проведена рекультивация загрязненного участка.

По мнению представителя одной из ППС в г. Дзержинске, определить, насколько то или иное предприятие соблюдает экологические нормы, можно исходя из стоимости мойки 1 м2 танк-контейнера. «При соблюдении всех экологических норм и предписаний на утилизацию отходов расходуется порядка 30–40% денежного оборота моечного предприятия в зависимости от времени года (зимой эти расходы выше в связи с большей загрязненностью танк-контейнеров). С учетом этих расходов, а также расходов на содержание, обслуживание и модернизацию предприятия минимальная стоимость мойки 1 м2 танк-контейнера в г. Дзержинске не может быть ниже 150 руб.», — утверждает представитель мойки в г. Дзержинске. По его оценкам, около 10 моек в регионе моют танк-контейнеры по цене 100 руб., что указывает на несоблюдение экологических норм. «Вместо отправки на утилизирующие предприятия (в области их два) отходы вывозятся за пределы мойки, а сточные воды сливаются в скважины или прямо “под забор” моющего предприятия», — говорит руководитель компании.

«Стоимость замывки танк-контейнера зависит от нескольких параметров: опасности груза (влияние на человека и окружающую среду), трудоемкости, стоимости утилизации продукта, рентабельности. «Если брать в среднем, в городе Дзержинске самая низкая цена замывки химических грузов в стране по сравнению с другими регионами», — говорит Дмитрий Артамонов, исполнительный директор ООО «РуcЛинкКарго» (RLC), — что, к сожалению, не является результатом конкурентной борьбы моек и оптимальной организации производственных процессов, а обусловлено совсем другими причинами.



«Мы рассматривали возможность открытия депо RLC в городе Дзержинске, но цена замывки от 2 до 6 тыс. руб. за танк-контейнер не позволяет организовать охранные мероприятия на законном уровне. В результате было принято решение об открытии отделения в городе Урени», — рассказывает Д. Артамонов.

Цена или репутация?

«Для танк-контейнерного оператора, перевозчика или депо основным фактором при выборе мойки является цена, доказательством чему служат предпочтения многих компаний, в том числе крупных, известных и уважаемых. Компаниям безразлично, как и куда мойка сливает стоки и как утилизирует отходы. Исключение составляют компании, для которых первостепенное значение имеет репутация, например “Русвинил” и “Техникс”, которые при проведении тендеров принимают во внимание экологические аспекты работы моек», — считает представитель моечного бизнеса.

«За последние пять лет игроков рынка танк-контейнерных перевозок в регионе стало примерно вдвое больше, и многие ищут пути удешевления стоимости своих услуг», — отмечает Дмитрий Левашов. По его наблюдениям, все больше перевозчиков отдают предпочтение нелегальным либо «серым» мойкам, а мойки, которые работают «в белую» и стараются соблюдать все требования природоохранного законодательства, теряют клиентов.

С таким мнением не согласна Анна Фролова, ex-коммерческий директор UNICON 1520, которая утверждает, что на выбор ППС влияет не только (а иногда не столько) цена, но и другие факторы. «Так как основная особенность и в то же время сложность танк-контейнерного сегмента на рынке перевозок — это невозможность его оперативного использования из-под одного продукта под другой без очистки, отлаженная и качественная работа ППС играет существенную роль в эффективности деятельности компании и долгосрочности использования оборудования», — объясняет А. Фролова.



«Учитывая, что каждый календарный день от выгрузки до следующей погрузки — это “игра на нервах” оператора и минусы из его кошелька по суточной арендной плате за танк-контейнер и вагон, выбор моечных комплексов прежде всего зависит от удаленности от места выгрузки или места следующей погрузки, а в идеале от обоих факторов, и безусловно, ценовой политики», — говорит она. По ее словам, логика проста: ближе ехать — меньше затрат на тариф и меньше суток в пути, дешевле обслужили — финансовому директору на радость.

Она отмечает, что при выборе ППС важно учитывать и ее репутацию на рынке, соблюдение всех норм безопасности и качество выполнения услуг, и проводит аналогию с мойкой собственного автомобиля: «Приехал помыть машину на новую мойку, казалось бы, что можно сделать не так? По сути, это мойка “куска железа”, тем не менее переживаешь, чтобы не поцарапали, хорошо отмыли и не пришлось перемывать. Так же и с оборудованием: тщательнее обслуживаешь — дольше прослужит». «Порой лучше переплатить, но быть уверенным в качестве и безупречном сервисе, чем приехать на погрузку к важному клиенту с остатками неудовлетворительно проделанной работы сотрудников ППС и испортить свою же репутацию», — делает вывод представитель оператора. По мнению Дмитрия Артамонова, последовательность факторов, на основе которых принимается решение о выборе мойки, такова: цена услуги (главный фактор), локация мойки и качество оказываемых услуг. «Первые два фактора так или иначе касаются себестоимости услуг, а третий фактор пытаются удержать на уровне даже небольшие участники рынка».

Контроль ослабляется

Независимый эколог Дмитрий Левашов утверждает, что, несмотря на работу контролирующих органов, действенных результатов в плане соблюдения мойками природоохранного законодательства удается добиться далеко не всегда. На это есть как минимум четыре причины.

Во-первых, до приезда инспекторов мойки пытаются ликвидировать (скрыть) последствия нарушений — засыпать загрязненные участки песком или при участии сторонней лаборатории раздобыть нужные результаты анализов проб, например, получить заключение о том, что отходы относятся не ко второму или третьему, а к четвертому классу опасности. Во-вторых, это связано со штатным расписанием органов государственного регионального надзора, из-за которого далеко не всегда есть возможность оперативной реакции на нарушение. Любую проверку инспектор должен согласовать с органами прокураторы, что не бывает быстро. В-третьих, процесс доказывания нанесенного ущерба тоже довольно продолжительный.

В-четвертых, за последние годы происходит сокращение количества работающих государственных инспекторов, что, по мнению Д. Левашова, говорит об ослаблении контроля со стороны природоохранных ведомств. «Как итог — проверки работы моек государственными органами проводятся либо формально, либо поверхностно», — заключает эколог. С ним согласен и директор «РуcЛинкКарго» Дмитрий Артамонов, который убежден, что ситуация с мойками в Дзержинске обусловлена «халатным отношением к охранным мероприятиям в области экологии со стороны местной власти».

Совместными усилиями

«Чтобы призвать мойки к работе по оп­ределенным стандартам и ценам, в Дзержинске было создано “Сообщество культурных моек”, куда вошли шесть предприятий, которые стремятся работать правильно», — рассказывает представитель ППС.

Однако, по мнению эколога Дмитрия Левашова, единичные усилия предпринимателей, государственных органов или общественных организаций не смогут сдвинуть ситуацию с мертвой точки. «Эффективным инструментом в борьбе с нарушителями может стать сотрудничество названных организаций с независимыми СМИ и объединениями предпринимателей, придерживающихся природоохранных стандартов в своей работе, например СРО — саморегулируемых организаций, некоммерческих партнерств. Только совместными усилиями здесь можно навести порядок», — считает он.

С таким подходом согласен и Д. Артамонов: «Важно наладить системный подход в рамках государственной политики, создать условия для ведения легального бизнеса. Одними подзатыльниками ситуацию не изменить».